Есть, кем гордиться:
подписались под обращением - 145
заявили голосом на сайте - 283
1-Й БАТАЛЬОН ЗАЩИТНИКОВ КНИГИ = 428
ЗА КНИГИ, КАК ЗА РОДИНУ!

С "КРИВОЙ" ПРИВАТИЗАЦИЕЙ БОРЕТСЯ ВСЯ СТРАНА23.02.2016

Умыслы против масла 

Писатель Геннадий Сазонов сообщает нам: жители Вологодчины предостерегли приватизаторов в Москве: «Руки прочь от уникального предприятия!». В открытом письме на имя президента РФ Владимира Путина, под которым тысячи подписей, вологжане требуют снять с торгов 17 февраля 2016 года «Учебно-опытный молочный завод» Вологодской молочной академии имени Н.В. Верещагина. В противном случае, отмечали собравшиеся на сходе в селе Молочном, они вынуждены будут принять меры самообороны: создавать защитные отряды, возводить баррикады вокруг завода.

Да, такого еще не бывало. Много «чудес» видели мы от российского капитализма, но чтобы он добрался до «святая святых», а именно так можно расценить комплекс Молочной академии и молочного завода под Вологдой, даже не могло прийти и в мысли. То, что сорок лет назад показалось бы нелепым и кощунственным, теперь на виду у тысяч людей превращается в реальный факт. Из уникального  научно-производственного комплекса, подобного которому нет ни в России, ни в Европе, изымают его органическую часть, завод, и как ненужную вещь выставляют на торги. И вот на этих самых торгах предприятие может прикупить не только отечественный толстосум, но и любой иностранный, что, вероятнее  всего,  и произойдет. 

Действующее либеральное правительство РФ, опьяненное невиданной в истории России безответственностью, недавно проводило так называемый Гайдаровский форум, где вновь присягнуло «принципам великого реформатора». Один из вице-премьеров, в частности, заявил: кабинет министров в 2016 году осуществит «амбициозную программу большой приватизации». Мол, таким образом, будет пополнена государственная казна. 

Что тут скажешь?

Распродавать то, что ты не создавал, ума много не надо. А насчет пополнения казны, то мы это уже проходили в 90-е годы, когда за бесценок попадали в руки березовских, смоленских и прочих «прихватизаторов» уникальные предприятия, созданные трудом миллионов наших граждан. А казна как была опустелой, так и оставалась.

Когда государство не способно организовать производство необходимых товаров и услуг, тогда его «менеджеры» с жаром принимаются продавать то, что было нажито прежде. Учебно-опытный молочный завод – яркая тому иллюстрация.

Ну, господа либералы, оторвитесь хоть на минутку от подсчета своих дивидендов в зарубежных и отечественных банках и поверните голову назад, в историю России.

В любой стране, и в России в том числе, государство всегда выставляло на продажу, то есть на приватизацию (выражаясь по-иностранному), фабрики, заводы, магазины, которые приносили ему убыток. И в том был смысл: «государевы люди» не умели наладить дело, а вот у не государевых, возможно, такое могло получиться. Так поступал император Петр I, когда предложил часть медеплавильных заводов на Урале предпринимателю Демидову. Так поступала и императрица Екатерина II, когда уступала строительные и торговые подряды частникам, а также «водочные откупа», не приносившие казне дохода. Но имущество, приносившее прибыль казне, ни одно государство старалось не выставлять не торги.

У нас же умудряются делать это с огромным размахом.

Что мы имеем на учебно-опытном молочном заводе?

В 2015 году предприятие заплатило в бюджеты разных уровней 86 миллионов рублей, получило 40 миллионов рублей прибыли, обеспечило работой сотни специалистов, чьи семьи не голодали, не перебивались с кваса на хлеб. Завод – самый крупный переработчик молока в Вологодской области. Успешный, процветающий завод, и вот ему – пинок под зад, вылетай на продажу, сдавайся на милость иностранцам. Выходит, хорошо работать в России не нужно? Да, похоже, так: растопчут или продадут!

Дело не только в успешности заводчан. Здесь родина знаменитого вологодского масла, уникального продукта, равного ему нет нигде. Рецепт масла создал выдающийся предприниматель Николай Васильевич Верещагин, родной брат известного русского художника-баталиста. В 1881 году для реализации необычного проекта Николай Верещагин пригласил супругов Лидию и Федора Буманов, те и организовали под Вологдой первый маслозавод. На нем работали сама Лидия Ивановна и еще восемь женщин. Через год благодаря попечению Николая Васильевича это было уже серьезное предприятие, оснащенное новейшим по тому времени оборудованием. И слава вырабатываемого масла разнеслась от Вологды до Петербурга, Москвы, Берлина и Парижа.

В начале ХХ века, когда в губернии действовало 150 заводов, доходы от экспорта вологодского сливочного масла превышали все другие статьи экспорта – льна, зерна, леса, сена и т.д.

Государство как зеницу ока оберегало уникальный завод под Вологдой и секреты рецептуры. В 1911 году по распоряжению императора Николая II правительство России организовало в Молочном молочно-хозяйственный институт, а при нем завод, которому отводилась роль учебно-производственной базы. Иными словами, здесь обучение студентов соединили с практикой переработки молока. Такого способа подготовки специалистов в то время не было нигде.

Так же и руководство Советского Союза, понимая важность молочной отрасли для страны, вкладывало большие средства в развитие научно-производственного комплекса в Молочном, на базе института создали Молочную академию, откуда вышли тысячи первоклассных специалистов. 

Сегодня завод обладает свидетельством №1 на право изготовления товара «Вологодское масло», в 2015 году его выпуск составил 90 процентов от общего объема продукции.
К лакомому куску приватизаторы тянут свои загребущие руки не в первый раз. Еще в прошлом году они предприняли покушение на вологодское масло. Но руководству области удалось достучаться до президента.

«Я вам обещаю, – заявил в апреле 2015 года В. Путин на медиафоруме ОНФ, – что обязательно посмотрю на это дело и поручу своим коллегам из правительства, соответствующим структурам региональным, и после этого решение примем. Но сам факт продажи части или всей собственности государства не должен нас вести к уничтожению или ухудшению деятельности предприятия в целом».
Слова-то правильные! А дела?

Как известно, В. Путин часто использует так называемое «ручное управление экономикой», вмешиваясь в ту или иную ситуацию. Так было на Тихвинском глиноземном комбинате и в других местах. Почему это необходимо? Потому что принцип «великого реформатора» Егора Гайдара – «рынок все расставит по своим местам» – не срабатывает, не дает должного результата. Так и в случае с заводом в Молочном. В 2015 году, видимо, не без влияния президента, его  исключили из списка объектов, выставляемых Росимуществом на продажу.

Оказалось, увы, «ручник» не до конца сработал.

Под самый Новый год, 29 декабря 2015 года, Российский аукционный дом (РАД) выставил на продажу 100 процентов акций завода, указав цену – 1 миллиард 80 миллионов рублей.
Как же быть с «пожеланием» главы государства?

Похоже, в либеральном правительстве нашлись силы более мощные, чем президентский «ручник». Похоже, такие силы учли и то обстоятельство, что некоторое время назад тогдашний ректор академии отделил от нее завод, теперь завод «самостоятельный субъект хозяйствования». Видимо, удался задуманный маневр. Почему бы «субъект» не прибрать к рукам?

***

Идеалом «эффективного собственника» в нашей стране до сих пор остается Е. Гайдар. В основном, конечно, для «элиты». В чем заключался его эффект? По его распоряжению, когда он вошел в правительство, у большинства предприятий с их счетов в банках изъяли финансовые оборотные средства. Никто не объяснил, по каким причинам это было сделано. Большая часть заводов и фабрик остановились: не на что было покупать сырье, материалы, оплачивать услуги, а рабочим перестали выдавать зарплату. 

Кто и как использовал огромные изъятые у промышленности средства?
Это и поныне остается  «государственной тайной».
«Гайдаровская методика» употребляется повсеместно и теперь.
Поэтому все вологжане возмущены тем, что происходит вокруг завода.

– В настоящий момент есть сведения, – говорит депутат Вологодского ЗС Марина Денисова, – что иностранные компании имеют намерение приобрести наш модернизированный современный высокотехнологичный завод, действуя через подставные фирмы, вследствие чего может быть нарушена Программа продовольственной безопасности России. Поэтому мы и провели сход граждан, на котором было принято решение направить открытое письмо в адрес президента РФ В. Путина. Надеемся, что голос народа будет услышан. 
Всплыли и некоторые подробности предстоящих 17 февраля торгов.

Оказывается, как отметил один из руководителей завода, только стоимость оборудования в несколько раз превышает цену, объявленную Федеральным агентством. А ведь есть еще здания, транспорт, наработанные связи с поставщиками сырья, наконец, уникальное свидетельство №1 на выпуск «Вологодского масла». Или все это является «бесплатным приложением» будущему хозяину от либерального кабинета министров?

Возмущены члены общероссийского Народного фронта. «Преступно низкая цена, некорректный отчет об оценке, отсутствие документов о проведении инвентаризации, – высказалась в местной газете одна из них, А. Муталенко. – Ситуация возмутительная. Разумеется, вопрос мы возьмем на контроль. Я лично была на предприятии и видела, что оно в прекрасном состоянии. Мы не против, если убыточные предприятия передают в частные руки. Но учебно-опытный завод – особый случай».

К торгам, как утверждают некоторые издания, допустят в первую очередь иностранцев: компании  из американского концерна «Пепсико» и финскую фирму «Валио». Ну как же? Они иностранцы, они «эффективные»!

Если положить на весы значимость завода и «выкуп» за него, то ясно, какая чаша перетянет. Разве измеряется исключительный национальный продукт миллиардом рублей? Разве он выручит бюджет России? На такую сумму можно только установить памятник в Москве «любимому Гайдару», да и то, наверное, не хватит, если на сооружение Ельцин-центра потратили в семь раз больше.
Что же касается беспокойства главы государства по поводу того, что продажа госсобственности не должна «вести к уничтожению или ухудшению деятельности предприятия в целом», то обратимся от рассужений к фактам.

В славном городе Кириллове, центре русской Фиваиды на Севере, был когда-то маслозавод, продукция его далеко славилась. Поддавшись зуду приватизации, власти продали завод частнику. Что в итоге получил Кириллов? «Эффективный» собственник, сократив остаточное производство и уволив людей, бросил предприятие. Так оно простояло несколько лет.
«А что мы можем сделать? – сказали мне в администрации. – У завода есть хозяин, мы не имеем права вмешиваться».

Весной 2015 года хозяин, вспомнив, что у него есть завод, решил срыть его, освободив место под стройплощадку. Все оборудование маслозавода было разрезано и сдано в металлолом.
Мне позвонил старый знакомый: «Потрясающе! В Кириллове власти этим событием не возмутились». 

Ну если бы и возмутились, так что? Хозяин – собственник. Все! Точка! Рынок расставил все по местам: завод – в металлолом.
– Где же вы берете молочные продукты? – спросил я знакомого.
– В Кириллов все молочные продукты привозят из Липина Бора, – ответил он, – или из Череповца.
Липин Бор – районный центр, в поселке руководители ухитрились не ликвидировать маслозавод, от него до Кириллова – 60 километров, да и назад столько же. Кто оплачивает транспортные расходы на доставку молока, кефира, творога, масла? Естественно, жители города Кириллова.

Такие вот «капиталистические блага» от «эффективных» собственников.

За последние годы в области целенаправленно идет разрушение агропромышленного комплекса, а также предприятий, выполняющих функции жизнеобеспечения. Маслозаводы уничтожены в древнем городе Белозерске, в поселке энергетиков, в районном центре Кадуй, в других районах. Почти все птицефабрики проданы в руки «иностранных инвесторов», которые первым делом ликвидировали цеха по убою и переработке птицы, чтобы вологодское население не могло приобретать продукты по более низким ценам, чем завозной импорт в магазинах.

Особенно чувствительный удар нанесен по животноводству. Стерты с лица земли крупные откормочные комплексы в селе Васильевском  под Вологдой и под череповецким селом Нелазском. Кто бы мог подумать, что прекратит существование свинокомплекс в Надееве – крупнейший в России производитель свинины. Но прекратил! Власти нашли и поставили в руководители «эффективного» собственника, хотя за ним уже тянулся уголовный след. Он набил собственные карманы и… удалился. 400 рабочих и специалистов оказались выброшенными за ворота предприятия. Что им делать? Сбиваться в шайки и воровать?

И никто не понес за все это хоть какой-то ответственности.
От губернатора не раз приходилось слышать, что «переход опытного завода в частные руки может привести к негативным последствиям». Как мы убедились на примерах Кириллова, Белозерска, Кадуя, так оно и будет. 

Похоже,  вологодское масло пытаются похоронить прямо из Москвы.
Если такое произойдет, то это будет самая отвратительная победа «либеральной элиты».

Геннадий САЗОНОВ,
лауреат премии «Слово к народу»
источник: Советская Россия

Почти победа!

Умыслы против масла. Оккупанты отступили! Надолго ли?

Все-таки люди, которых правящий режим почитает за стадо баранов, могут кое-что сделать, если возмутся за какой-то вопрос дружно. Так и в нашем случае.

Именно возмущение вологжан, поддержанное газетой «Советская Россия», достигло властных кабинетов в Москве, и в минувшую пятницу, 12 февраля, Роскомимущество по поручению правительства РФ СНЯЛО С ТОРГОВ 100 % акций вологодского Учебно-опытного молочного завода Вологодской государственной молочнохозяйственной академии имени Н.В. Верещагина.

Дважды «Советская Россия» писала о судьбе «Вологодского масла» (26.01 и 06.02) на примере учебно-опытного завода Молочной академии, акции которого были выставлены на продажу 17 февраля по списку «большой приватизации 2016 года».

Никакой необходимости сбывать отлично работающее предприятие в частные руки, а паче того – в иностранные, не было и не могло быть.
Это ясно всякому здравомыслящему человеку, кроме, конечно, членов правительства, у которых, очевидно, помимо России, существуют какие-то интересы.

И вот торги отменены!

Это редкий случай в нынешней практике управления экономикой.
На защиту завода поднялось много людей как в Вологде, так и в Москве, и даже в других регионах России.
Прямая заслуга в победе здравого смысла в данной истории принадлежит, прежде всего, депутату областного парламента Марине Денисовой, в ее округе находится Молочная академия и Учебно-опытный завод. Отстаивая интересы избирателей, она организовала прямой эфир на областном радио, связалась с активистами ОНФ, помогала собрать подписи, звонила столичным журналистам. Активность депутата очень не понравилась некоторым чиновникам, ей сделали нахлобучку в Законодательном собрании. Ну просто анекдот!
Стоишь за интересы населения – «враг власти».

Принимаешь законы против населения – «Герой России».
Всё шиворот-навыворот!

Любопытно, «борьба за завод», словно лакмусовая бумажка, высветила позицию ряда областных руководителей – большинство из них помалкивали в тряпочку. Только один мэр Вологды Евгений Шулепов заявл четко: «Я против приватизации завода!»

К позиции мэра можно приплюсовать 15 тысяч подписей вологжан.
Самое интересное, увы, заключается в том, что приватизаторы в Москве не исключили завод из списка «большой приватизации».
Продать его, что фактически означает уничтожить, – от такой задачи правительство РФ не отказалось.
Только теперь оно предварительно будет проводить «отбор инвестиционного консультанта для определения ключевых условий и проработки возможной структуры инвестиционной сделки с целью привлечения стратегических российский инвесторов в текущем году…»
Что сие означает, понять сложно – образчик чиновничьего словоблудия.
Вологодский пример еще раз показал: у правящей власти и у народа разные интересы. Власть не хочет учитывать мнение народа, и только в крайних случаях, как с маслозаводом, идет на это, но неохотно, и опять же с фигой в кармане.

Сколько же можно придерживаться ущербной практики?
Нетрудно представить, что было бы, если бы завод все же продали.
Может, в правительстве кому-то хочется поджечь недовольство людей?

Известно, от «криминальной приватизации» большая часть населения России не получила ничего, а только потеряла. То же самое, очевидно, произойдет и с «большой приватизацией 2016 года». Уникальные заводы, морские порты, аэропорты и другие объекты, нормально работающие и приносящие доход, опять попадут в нечистые руки, в основном иностранные, для них все это готовится.
А что останется русским?

Сокращение рабочих мест, море водочной отравы, сознание собственной «никчемности», беспросветность.
Это я говорю, разумеется, не ради красного словца.
За последние 15 лет только в одной Вологде прекратили существование или на грани того: мебельное объединение «Прогресс» (его мебель покупали в Англии и Франции), машиностроительное объединение «Ротор», музыкальная фабрика баянов, обойная фабрика, уникальное электронное предприятие «ЭлектроТехмаш», несколько крупных строительных подразделений. Льнокомбинат, крупнейший в Европе, после визита на предприятие президента В.В. Путина (показали ему «потемкинский» ткацкий цех!) объявили бакнротом и выставили на торги, и до сих пор еще не продали, рабочие не получают зарплату на комбинате по 2 года.

Сколько людей потеряли работу, сколько нормальных семей порушилось по этой причине!
Во имя чего все эти жертвы?
Кто и зачем требует их от руководства страны?
Прежде чем продавать и ломать, спросили бы хоть самих людей.
Или «российская демократия» не предусматривает такой процедуры?

Геннадий САЗОНОВ,
вологодский писатель
источник Советская Россия

Другие новости